О биополе человека и культуре мышления

Выдержка из главы 4.6. Процессно-образное и дискретно-логическое мышление. Постановочного материала учебного курса «Основы социологии», ВП СССР, СПб., 2010г.

Описанное ниже преодоление «кошмара стереометрии» имело место в жизни и представляет собой запись воспоминаний о реально происходивших событиях в 10 м классе не самой последней по рейтингу школы в Санкт–Петербурге.

Многие школьники и родители в старших классах школы прошли через ужас стереометрии (про­стран­с­твенная геометрия). Решение задач по стереометрии требует:

  • Пространственного воображения объектов, составляющих задачу, — за это отвечает правое полушарие головного мозга.
  • Представления (интерпретации) пространственной задачи как преемственной последовательности задач геометрии на плоскости — это требует согласованной работы правого и левого полушарий, в которой правое отвечает за образы в пространстве и на плоскостях; левое — за логику перехода от одной плоской задачи к другим в их преемственной последовательности, а также — и за решение каждой плоской задачи на основе известных теорем, доказательств положений, не выраженных в стандартном наборе теорем, и, кроме того, — за алгебру и арифметику в ходе решения всех задач.

Большинство родителей идёт по ошибочному пути: решают задачи сами, детям дают их списывать и объясняют алгоритмику решения, которую дети должны запомнить. Набор решений стандартных задач, осевший в памяти, позволяет таким методом решать новые задачи, компонуя куски из уже решённых. Процесс накопления решений стандартных задач длительный, мучительный и для школьника, и для помогающих им родителей, и потому все новые задачи по стереометрии повергают многих школьников в ужас, а, будучи им охвачены, они напрочь утрачивают способность мыслить и т.д. Этот сценарий знаком многим по личному опыту.

Эффективность большинства репетиторов по математике обусловлена тем, насколько они знают «короткий путь» доведения до сведения школьников наиболее эффективного базового множества решений стандартных задач, после чего школьников остаётся только натаскать на перебор стандартного набора задач и его фрагментов при решении задач нестандартных. И в этом отношении эффективность репетитора подобна эффективности дрессировщика, если не того хуже.

Но все проблемы с недосягаемостью стереометрии и всей остальной математики для освоения могут быть решены в течение примерно недели — двух, если:

  • есть человек, который несёт в себе культуру мышления, позволяющую ему решать эти задачи, даже не зная набора решений стандартных задач;
  • школьник не закрепощается в общении с этим человеком и потому способен в общении с ним замкнуть свои биополя на его биополя и изменять настройку своих биополей, подстраиваясь под его настройку в процессе мышления.

Если они сядут рядом, то школьник окажется в биополе взрослого. Взрослому достаточно просто сидеть рядом и, наблюдая за действиями школьника, выслушивая его предложения, молча воображать последовательность действий, ведущих к решению задачи: воображение пространственной задачи, разбиение её на последовательность плоских задач, решение каждой из плоских задач в их преемственной последовательности, ведущей к решению пространственной задачи и т.д.

Если школьник не будет закрепощён, и оба расположены друг к другу просто по человечески, то, обратив осознанное внимание к задаче, школьник начнёт бессознательно подстраивать свои биополя к режиму излучения биополя взрослого по мере того, как будет продвигаться решение задачи. Взрослому не требуется решать задачу и показывать её решение, объясняя его. От него требуется в затягивающихся паузах задавать наводящие вопросы, выводящие интеллект шко­льника из состояния зависания или зацикливания (в компьютерно-програм­мист­ском смысле этих слов) и обеспечивающие переход от одного этапа решения задачи к последующим. Спустя какое-то время школьник замечает (либо на этот факт следует обратить его внимание), что один он не может решать новые задачи, но каждая из них решается по существу им самим за несколько минут без особых трудов, если он сидит рядом со взрослым.

И если процесс идёт, как описано, — в биополевом единстве школьника и взрос­лого, — то поскольку факт по существу самостоятельного решения задач в присутствии взрослого — факт действительный, то школьник соглашается с ним, хотя возможно, что он и не может его объяснить. Тогда до его сведения необходимо довести и объяснить то, что сказано в настоящем подразделе об обусловленности процесса и результатов мышления настройкой организма и о выражении настройки в параметрах излучения биополей, о характере настройки его биополей, когда он решает задачи сам, и о подстройке им своих биополей по «эталону» биополей взрослого, когда они сидят вместе, и т.п.

И соответственно этому даётся «рецепт» решения всех задач по стереометрии и математике вообще: прежде чем решать задачу, ты воображаешь, что сидишь на диване рядом со мной, и мы решаем её вместе, как всегда. Когда к тебе придёт осознание того, что ты чувствуешь своё вещественное тело, свои биополя так, как это бывает, когда мы вместе решаем задачу, то ты можешь начинать решение задачи, поскольку твои правое и левое полушария работают согласованно, а настройка твоего организма способна поддержать алгоритмику психики в процессе решения задачи.

Потом этот же рецепт обобщается в том смысле, что успешное осуществление всякого дела требует и соответствующего делу вполне определённого настроения: нравственно обусловленного эмоционально-смыслового строя психической деятельности (о чём речь шла ранее в разделах этой главы, посвящённых нравственности и эмоциям), соответствующей алгоритмики психики, выражающихся в пластике вещественного тела[1] и биополя.[2]

[1] Т.е. процессы в вещественном теле, грациозность движений либо специфическая утрата грациозности, могут служить индикатором того, что в алгоритмике психики не всё в порядке. И если быть внимательным и вдумчивым, то вещественное тело способно быть очень хорошим индикатором проблем в алгоритмике психики личности без освоения каких-либо экстрасенсорных практик. См. в интернете публикации по проблематике так называемого «целостного движения»: хотя во многих публикациях по этой проблематике выразился Я-центризм и коммерческие интересы разработчиков различных систем обучения «целостному движению», выявлению и разрешению проблем на основе предлагаемых ими психо-физиологических практик, тем не менее в этом есть объективная основа, на которую полезно опираться, исходя из своих собственных чувств и осмысленности; попытки же копирования без соотнесения с собственными чувствами — могут стать одной из разновидностей зомбирования. [2] Описанное выше преодоление «кошмара стереометрии» имело место в жизни и представляет собой запись воспоминаний о реально происходивших событиях. Но поскольку это имело место в 10‑м классе не самой последней по рейтингу школы в Санкт-Петербурге, то неизбежен вопрос: А чему учат в педагогических вузах и чем занята Академия педагогических наук, если даже студенты вузов не обладают навыками произвольного создания в себе настроения, адекватного работе и учёбе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.